О тайне духовного рождения

Беседа 3

«Равви! Мы знаем, что Ты учитель, пришедший от Бога;

ибо таких чудес, какие Ты творишь, никто не может творить,

если не будет с ним Бог.

Иисус сказал ему в ответ: истинно, истинно говорю тебе,

если кто не родится свыше, не может увидеть Царствия Божия.

Никодим говорит Ему: как может человек родиться, будучи стар?

Неужели может он в другой раз войти в утробу матери своей и родиться?

Иисус отвечал: истинно, истинно говорю тебе,

если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие.

Рождённое от плоти есть плоть, а рождённое от Духа есть дух.

Не удивляйся тому, что Я сказал тебе: должно вам родиться свыше.

Дух дышит, где хочет, и голос его слышишь,

а не знаешь, откуда приходит и куда уходит:

так бывает со всяким, рождённым от Духа»

(Ин.3:2-8)

Кто-то считает, что быть христианином – значит быть патриотом своей Родины, или хорошим семьянином, или честным и умелым работником. Кто-то думает, что надо обладать высокими нравственными качествами или/и быть глубоко верующим и воцерковленным человеком, т.е. регулярно посещать богослужения, участвовать в таинствах, поститься.

Все они ошибаются.

Христианин – это тот, кто убеждён, что до тех пор, пока не родится в духе, он не живёт по-настоящему, по-человечески. Ибо, как можно жить, не родившись?

Отсюда естественный вывод: очень и очень многие, проведя здесь, на земле, отведённый им отрезок времени, так и не узнали, что такое жизнь человека – образа и подобия Божия. И, вероятнее всего, никогда уже не узнают. По словам Христа: «тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их» (Матф.7:14).

Христианин – это тот, кому неинтересны «общечеловеческие ценности» — деньги, слава, власть. А также, комфорт, развлечения и прочие смысложизненные ориентиры двуногих. И хотя он понимает: человек рождается в подвиге, в самоотверженной борьбе и тяжёлом изнурительном труде, у него нет выбора. Обожение (обретение Духа Святого), а не смерть. В этом отсутствии личного выбора – богоизбранность христиан, изначальное и кардинальное отличие от прочих человеков.

За эту богоизбранность ненавидят этнических иудеев. Но ещё больше ненавидят неэтнических христиан. И не только иноверцы. Но и те, кто именует себя «христианами», в глубине души хорошо понимая, что их христианство – лишь маска, роль.

***

Все, когда бы то ни было родившиеся от женщин, родились от плоти и есть плоть, тело. Но все мы можем родиться свыше, от Духа Святого и стать духовными, стать чадами Божиими! Открыть для себя Царство Небесное. Для этого не надо возвращаться в утробу матери своей, ибо Дух дышит, где хочет. Человек может духовно родиться и в детстве, и в отрочестве, и в зрелых летах, и будучи стар.

Церковь ещё в давние времена облекла таинство духовного рождения в форму обряда. Обряд этот кратко именуется Крещением. Во время священнодействия происходят два таинства: крещение – очищение от грехов (вода – естественный символ очищения не только у христиан) и миропомазание — стяжание благодати Святого Духа (наложение печатей дара Духа Святого, которые должны смываться через 7 дней. В древности благодать Духа сообщалась не через помазание, а через возложение рук).

В ранней Церкви к оглашенным (готовящимся ко крещению) относились с большой требовательностью. И к их образу жизни — нужны были поручители, именно для очищения оглашенных был установлен 40-дневный пост перед Пасхой и сугубое, т.е. двойное, покаяние. И к знаниям основ вероучения — оглашенные в течение года, а кое-где и трёх, изучали Священное Писание, церковное Предание, перед крещением сдавали экзамен управляющему епархией епископу.

Так было во времена гонений, христианского мученичества и некоторое время после их прекращения. Но постепенно оскудели надежды на скорое наступление дня Господня — Второго пришествия Иисуса и Страшного Суда. А с ними напряжённость ожидания и постоянная готовность, заповеданная Христом. В церковную жизнь всё более стали проникать мiрские интересы. Священноначалие всё более сближалось с сильными мiра сего и всё более пыталось претендовать на мiрскую власть.

Церковь Христова стала инструментом имперской политики (напомню, что все Вселенские соборы проходили в эпоху, когда Вселенская Церковь была, по сути, церковью Римской империи, и в решениях соборов мнения и интересы императоров играли очень заметную, а иногда и главную роль). В этих условиях сильно оскудели первоначальная ревность и чистота. Церковь быстро выросла, но так же быстро привыкла к величию, довольству и богатству. Креститься нередко стали люди случайные, и так же нередко без всякой подготовки. Это положение сохранилось и до наших дней.

Можно ли думать, что такие новокрещёные получают от Бога отпущение грехов, рождается в Духе Святом новый человек – друг Христов и дитя Божие? Нельзя. Тогда таинство Крещения превращается в ритуал, никого ни к чему не обязывающий, «дань традиции» и формальное свидетельство гражданской верноподданности. Либо – в оккультно-магический обряд ложной религиозности. Такая обрядность основывается на вере в то, что определённые действия, словесные формулы, вещества, а также место, оформление и тому подобное, — обеспечивают нужный результат. В данном случае – очищение от грехов и стяжание Духа Святого.

Эта оккультная вера коренится в убеждении, что Бога можно обольстить дарами и приношениями или даже заставить исполнять волю тех, кто имеет тайный ключ, знает секретный код к могуществу высших сил. Таким ключом или кодом является магия. При этом человеку совсем не нужно внутренне изменяться, преображаться, становиться достойным Богообщения.

Не о таком рождении свыше говорил Иисус на тайной встрече с фарисеем Никодимом. Но именно такой характер постепенно приобрели церковные таинства и священнодействия. Вся жизнь Церкви пропиталась ритуально-оккультным духом.

Христианские историки согласно признают, что жизнь ранней Церкви сильно отличалась от того, что с ней сталось в дальнейшем. Служение в ней было харизматическим (свободным, естественным и духовным), а не формально-начётническим. Верующие пребывали в состоянии духовного экстаза, готовности пострадать за имя Христово, предвкушении внутреннего перерождения.

«У множества же уверовавших было одно сердце и одна душа; и никто ничего из имения своего не называл своим, но всё у них было общее. Апостолы же с великою силою свидетельствовали о воскресении Господа Иисуса Христа; и великая благодать была на всех их» (Деян.4:32-33). Так было во времена Апостолов и их учеников. Но постепенно жизнь стала более уравновешенной, Церковь из общины единомышленников превратилась в социальный институт со своими уставами, структурой, службами и отделениями, должностями и бюджетом.

Жизнь Церкви всё больше сосредоточивалась вокруг храмовых служб и треб (крещений, венчаний, отпеваний, панихид, молебнов). Она становилась всё менее общинной, а частная жизнь верующих – всё менее христианской. Всё это многими понимается как естественная и неизбежная эволюция. Может быть и так.

Только Церковь Христова тлеющей и обмiрщённой быть не может. Если она не зовёт к подвигу, к жертве (конечно, собой, а не материальными приношениями), к жизни на пределе, жизни в Духе, то она уже не Церковь Христова. Она оборотень.

Надо помнить и никогда не забывать, что Церковь Христова – это не земная организация с разветвлённой структурой и солидной материальной базой, сложными, длинными и малопонятными ритуалами, величественная и барственная. Церковь Христова – это община (сообщество) единомысленных братьев и сестёр. Единомысленных — в стремлении жить по заповедям Христовым. Которым стали чужды ценности мiра сего с его упорным стремлением обрести смысл и счастье в стяжаниях, пошлостях и развлечениях, недостойных человеческого духа. Которые не хотят укреплять отечество, семью или даже саму Церковь. Потому что они странники на этой земле, и их отечество – небо.

Смысл существования Церкви – помочь своим членам (чадам) родиться в Духе и пребывать в Нём. Другого смысла (цели) у Церкви нет. Если она этого не делает, она не Церковь Христова.

Современные церковные апологеты и богословы (и не только современные) представляют сам обряд Крещения (правильнее было бы здесь написать – Миропомазания) как Таинство получения благодати Святого Духа. Эта благодать не проявляет себя видимым образом, а пребывает в человеке лишь тайно, невидимо, в чём может убедиться на себе самом и своих знакомых всякий крещёный человек.

Посмотрим, что о рождении в Духе (принятии Духа, исполнении Духом) говорится в Священном Писании, а именно в книге Деяния Святых Апостолов, где излагаются несколько таких случаев.

1. «При наступлении дня Пятидесятницы все они (одиннадцать Апостолов Христовых и причисленный к ним новый Апостол Матфий) были единодушно вместе. И внезапно сделался шум с неба, как бы от несущегося сильного ветра, и наполнил весь дом, где они находились. И явились им разделяющиеся языки, как бы огненные, и почили по одному на каждом из них. И исполнились все Духа Святаго, и начали говорить на иных языках, как Дух давал им провещевать» (Деян.2:1-4). Вещали же они «о великих делах Божиих» (Деян.2: 11), то есть пророчествовали.

Говорение на иных языках и дар пророчества были даны не ради демонстрации чуда, а для проповеди. Способность исцелять больных, очищать прокаженных, воскрешать мёртвых, изгонять бесов, не бояться ядов была дана ранее благодатью Христовой при посылке Апостолов на проповедь к иудеям (Мф.10:8; Мк.6:7, 13; Лк.10:17,19).

2. Апостолы Пётр и Иоанн, после проповеди в храме, задержания и пленения «пришли к своим» (в рассказе не уточняется, кто эти «свои», но наверняка это уверовавшие и крещёные) (Деян.4:23), и все вознесли горячую молитву к Богу. «И, по молитве их, поколебалось место, где они были собраны, и исполнились все Духа Святаго, и говорили слово Божие с дерзновением» (Деян.4:31).

Здесь уже не огненные языки, а колебание земли стало знаком присутствия и действия Духа. Исполнение Духом произошло после молитвы без каких-то дополнительных действий. Результатом явилось говорение «слова Божия с дерзновением».

3. «Находившиеся в Иерусалиме Апостолы, услышав, что Самаряне приняли слово Божие, послали к ним Петра и Иоанна, которые, придя, помолились о них, чтобы они приняли Духа Святаго. Ибо Он не сходил ещё ни на одного из них, а только были они крещены во имя Господа Иисуса. Тогда возложили руки на них, и они приняли Духа Святаго» (Деян.8:14-17).

Здесь видим:

— крещение, даже не Иоанново, а во имя Господа Иисуса Христа, само по себе не даёт Духа;

— принятие Духа даётся через возложение рук уже имеющими Его;

принятие Духа видимо окружающими, что явствует из следующего: «Симон (бывший волхв) же, увидев, что через возложение рук Апостольских подаётся Дух Святый, принёс им деньги, говоря: дайте и мне власть сию, чтобы тот, на кого я возложу руки, получил Духа Святаго» (Деян.8:18-19).

4. Апостол Пётр в доме у сотника Корнилия с собравшимися его родственниками и друзьями. «Когда Пётр ещё произносил эту речь, Дух Святый сошёл на всех, слушавших слово. И верующие из обрезанных, пришедшие с Петром, изумились, что дар Святаго Духа излился и на язычников, ибо слышали их говорящих языками и величающих Бога. Тогда Пётр сказал: кто может запретить креститься водою тем, которые, как и мы, получили Святаго Духа. И велел им креститься во имя Иисуса Христа» (Деян.10:44-48; см. также: Деян.11:15-17).

Дух сходит на язычников,- это очень удивило иудеев,- да, к тому же, и некрещёных, и без руковозложения. Только по вере их, по страстному желанию быть с Богом.

Отмечу отличие. Бывшие в доме Корнилия, как и самаряне, были крещены во имя Иисуса Христа. Мы же крестимся «во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа», то есть Троицы, как об этом пишется в Мф.28:19.

И ещё. Получившие Духа сразу стали величать (прославлять) Бога. Как? Очевидно, называя Его принятыми тогда именами Единого Бога: Иегова, Саваоф, Адонаи, Элохе. Христиане сейчас избегают называть Бога этими именами. Думаю, для того, чтобы отделить себя от иудеев.

5. Ещё один случай связан с Апостолом Павлом. «Павел… прибыл в Ефес и, найдя некоторых учеников, сказал им: приняли ли вы Святаго духа, уверовав? Они же сказали ему: мы даже не слыхали, есть ли Дух Святый. Он сказал им: во что же вы крестились? Они отвечали: во Иоанново крещение. Павел сказал: Иоанн крестил крещением покаяния, говоря людям, чтобы веровали в Грядущего по нем, то есть во Христа Иисуса. Услышав это, они крестились во имя Господа Иисуса, и, когда Павел возложил на них руки, нисшёл на них Дух Святый, и они стали говорить языками и пророчествовать» (Деян.19:1-6).

Во всех этих описаниях крещения, руковозложения и нисхождения Духа Святого некоторые важные моменты остаются непрояснёнными. Так, в точности неизвестно, чем отличалось крещение Иоанна Предтечи от крещения во имя Иисуса Христа.

Разве Христово крещение не есть крещение покаяния? Ведь и Его первые слова, запечатлённые евангелистом, начало Его проповеди, как и у Иоанна: покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное (Мф.3:1-2; 4:17).

Только ли крещальной формулой отличалось: во имя Иисуса Христа? Как понимать слова Христа в самом начале Деяний. Перед Своим Вознесением Иисус повелел Апостолам: «не отлучайтесь из Иерусалима, но ждите обещанного от Отца, о чём вы слышали от Меня, ибо Иоанн крестил водою, а вы, через несколько дней после сего, будете крещены Духом Святым» (Деян.1:4-5)? Но ведь Апостолы уже были крещены, причём, не Иоанновым крещением, а Иисусовым, и даже сами крестили.

Получается, что крещение Духом стоит особо и не связано с обрядом. Является ли оно вторым крещением?

Не знаем мы в точности и того, кто именно был наделён способностью через возложение рук призывать Духа Святого. Так, Апостол от 70-ти и один из 7-ми перводиаконов, Филипп, сам имевший Духа, проповедовал в Самарии, творил многие чудеса и крестил многих, но Духа им не преподал. Это сделали только Апостолы Пётр и Иоанн, о чём упоминалось выше (п.3).

Почему Дух Святой сошёл на «своих» после молитвы (п.2), хотя Апостолы были среди них ранее и имели возможность возложить на них руки, призывая Духа Святого? Получается, Дух то приходит, то уходит? В доме сотника Корнилия Дух сошёл после благовестия Апостола Петра, без крещения и руковозложения. Воистину, Дух дышит, где хочет (Ин.3:8).

Да, эти вопросы мы можем задать и сделать вывод, что нам не всё известно и не всё понятно.

Но мы определённо знаем:

1. Крестили в апостольское время во имя Иисуса Христа, а не Троицы (это косвенно подтверждает распространённый среди богословов взгляд, что учения о Троице как общем для всех христиан догмате ранняя Церковь не знала).

2. Святой Дух призывался возложением рук, а не миропомазанием.

Свт. Филарет (Дроздов), митрополит Московский, в «Православном катехизисе» писал: «апостолы для ниспослания крещаемым даров Св. Духа употребляли рукоположение. Преемники же апостолов вместо этого стали употреблять Миропомазание, чему могло послужить примером помазание, употреблявшееся во времена Ветхого Завета» (п.306).

Это предположение совсем не убедительно. Оно никак не объясняет причину отказа от апостольской практики в пользу ветхозаветной.

Иегова повелел Моисею сделать благовонное миро особого состава и помазывать им для освящения скинию, ковчег, другие предметы скинии и самих священников. Дерзнувший помазать таким миром любого другого человека должен был быть истреблён из числа народа (Исх.30:25-33).

Причина изменения практики скорее в том, что при крещении перестала видимо и ощутимо сходить благодать Святого Духа. От руковозложения люди ждали этого несказанного чуда. А его не было. Пришлось менять руковозложение на миропомазание (при этом крещаемые во время таинства помазываются дважды: первый раз – освящённым маслом (елеем), второй раз миром. Разницы они, конечно, не ощущают и не понимают). Пришлось также объяснять, что дар Святого Духа сообщается крещаемому таинственно, то есть невидимо и неощутимо.

Нисхождение Святого Духа имело явные видимые признаки: люди, начиная с двенадцати Апостолов, обретали ясность ума и решимость, дар говорения на других языках и пророчества, способность творить чудеса: исцелять больных, изгонять бесов.

Вера в Иисуса Христа была главным и непременным условием крещения и стяжания Святого Духа. Это очевидно. Но не всё то, что очевидно, правильно понято.

Историк Церкви В.В. Болотов писал про апостольские времена: «Крестились преимущественно лица еврейского происхождения или затронутые еврейскими воззрениями, а для них самый важный вопрос состоял в том, пришёл ли Мессия, и когда кто-либо крестившийся из них говорил «верую во Христа», то этим исповедовал, что Мессия пришёл и что жизнь должна устроиться иначе» (Болотов В.В. Собрание церковно-исторических трудов. Т.3, М., «Мартис». С.330).

Это замечание существенно важно. То, что Иешуа га Ноцри (Иисус из Назарета), сын Йосепа (Иосифа) — плотника, назвался Сыном Божиим, и в каком смысле надо понимать это Сыновство,- было важно для начальников народа и раввинов (учителей Закона). Они видели в этом заявлении наглость, переходящую в богохульство. Впоследствии это «Сыновство», опираясь на греческое любомудрие, породило целую науку – христианское богословие с его учениями о Боге-Троице и Богочеловечестве, уже в эпоху раннего Средневековья давшее весьма обильные плоды. То есть породившее множество толкований, школ, направлений, которые уже невозможно стало примирить, свести к одному источнику и одной основе. При упорстве сторонников Церковь вынуждена была оценивать многие учения как ересь — взгляды нехристианские, искажающие учение Христово. Соборно осуждать и отвергать их.

Надо признать, что это, в общем-то, неизбежное разномыслие (ибо мы рассуждаем о том, что бесконечно превышает возможности человеческого разума), окончательно уничтожило мир и любовь, присущие первым христианским общинам. Хотя, вероятно, и в первых общинах не всё было абсолютно гладко.

Но для большинства людей апостольского века были важны не философско-теологические рассуждения, а ответ на вполне конкретный вопрос: Иисус – «Тот, Который должен придти, или ожидать нам другого?» (Мф.11:3).

То есть Мессия ли Он, о Котором говорили Моисей, Давид и пророки? Насколько важен ответ, ощущается и в содержании, и в интонации евангельского текста. Иисус спрашивает учеников: за кого люди почитают Меня? Они отвечают: одни за Иоанна Крестителя, другие за одного из пророков. А вы?,- спрашивает Иисус. «Симон же Пётр, отвечая, сказал: Ты – Христос, Сын Бога Живого (Мф.16:16).

В ответ на эти слова Иисус нарекает его Камнем (Петром), на котором Он создаст свою Общину (Церковь), которую не одолеют и начальники ада (стоящие, как обычно стоят начальники, при вратах его). И даёт ему ключи Царства Небесного, то есть право избрания достойных (или определения достигших?). Но при этом запретил ученикам говорить другим, что Он и есть Христос (Мессия). Вот каково значение этих слов!

И первосвященник, прежде, чем отправить на мучения, вопросил Иисуса: «заклинаю Тебя Богом живым, скажи нам, Ты ли Христос, Сын Божий?» (Мф.26:63).

Поэтому первейшей задачей миссионеров Благой вести (Евангелия) было: свидетельствовать о пришедшем Мессии и убедить в этом слушающих их. А уже потом более подробно и основательно истолковывать пророчества и обетования Божии в Священном Писании (Ветхом Завете), объяснять, что обещанное Царство – не земное, а Небесное, и жизнь в нём, и радости его – не плотские, а духовные.

Мессия пришёл не завоёвывать и убивать – брать обещанный Богом реванш над иноверцами и иноплеменниками,- как думали иудеи,- а умереть и воскреснуть, спасти и воскресить. Об этом говорили пророки, но их не захотели понять. Этому учил Он Сам. Своими страданиями, смертью и воскресением Он указал путь людям к преображению, через покаяние, веру и крещение, который приведёт их в Божие Царство. В этом и состоит Благая весть (Евангелие, по-гречески) о пришествии в мир Мессии – Христа-Спасителя.

О том, что не имеющие в себе Святого Духа, не только не могут надеяться на Царство Божие, но и не достойны даже называться именем христианина, писал почти в каждом своём Слове прп. Симеон Новый Богослов (X-XI вв.). Так, например, в Слове 54-м: «Представляя из себя христиан, показываем мiру, что мы верные и совершенные христиане, хвалимся верою своею… но на деле веры остаёмся неподвижными, и живём жизнью поистине окаянною и жалости достойною. В этом отношении мы похожи на актёров театральных… Характеристические же черты и признаки христиан, рождённых от Бога, не таковы.-… тот, кто, быв рождён благодатью всесвятого Духа, выходит из мiра сего… и входит в мысленный небесный свет… в тоже время вдруг исполняется неизреченною радостию и испускает слёзы без печали, помышляя о том, из какого рабства тьмы освободился он, и в какой блистательный свет сподобился войти. Таково начало христианства! Те же, которые не видели и не испытали такого блага или испытавши потеряли,-… таковые как могут даже именоваться христианами, когда они совсем не таковы, какими следует быть христианам?» (Прп Симеон Новый Богослов. Творения, т.2. Св.-Троицк. Серг. Лавра, 1993, с.12).

Но, судя по горячности и множественности призывов и увещеваний преподобного Симеона, по прискорбным фактам его жизни, 1000 лет назад христиане империи ромеев (историки её называют Византией) не очень верили в реальность приобщения благодати, а потому и не стремились к ней, как и нынешние, являясь христианами по каким-то другим, нерелигиозным, мотивам.

Религиозность стала привычной традицией, декоративным оформлением повседневности и мiрской суеты; для монахов – удобной нишей, в которой можно укрыться от тех же мiрских невзгод и неприятностей. Христианство для большинства стало пустой формой, то торжественно-помпезной, то умилительно-благочестивой, по потребности.

«Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что уподобляетесь окрашенным гробам, которые снаружи кажутся красивыми, а внутри полны костей мёртвых и всякой нечистоты» (Мф.23:27).

Мысли, высказанные прп. Симеоном, являются темой беседы прп. Серафима Саровского с Николаем Александровичем Мотовиловым «О цели христианской жизни». Цель христианской жизни – стяжание Духа Святого. Все труды – полезные, благочестивые, церковные, если они не приводят к стяжанию (приобретению) Духа Святого – напрасны и бессмысленны. Присутствие Духа ощутимо, его невозможно не заметить. Прп. Серафим говорит понятным, доступным для любого языком, как и прп. Симеон Новый Богослов, в отличие от большинства других богословов, старых и новых. Его трудно не понять или понять превратно. И тем не менее…

О стяжании Духа – благодати Божией говорят и современные монахи-безмолвники. Но тихий их голос глохнет в многоголосном и часто бестолковом околоцерковном шуме.

Афонский монах Иосиф, передавая мысли своего старца Иосифа Исихаста (1898-1959), пишет, что Божественная благодать есть главный источник нашего спасения, «без которой никто не может добиться ничего и никогда… явление Божественной благодати, не едва заметное и редко происходящее, но частое и ощутимое» (монах Иосиф. Старец Иосиф Исихаст, 2000, с.328).

Современная Церковь привыкла жить без благодати, без опоры на носителей Духа.

Есть благодать или нет? Здесь критерий простой. Нужно только ответить на вопросы:

1. чувствуют ли члены Церкви, что у них одно сердце и одна душа? (Деян.4:32) Что между ними царит Любовь? (Ин.13:34-35; 15:12,17);

2. часты ли в Церкви видимые проявления даров Духа Святого (1Кор.12:28-31), прежде всего у самих совершителей таинств?

Если ответы отрицательные, благодать Божия отступила от Церкви. И ничего больше не надо объяснять и доказывать.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Решите пример: *