Смысл христианства

Беседа 4

«Кто презирает знание и хвалится невежеством,

тот невежда не только словом, но и разумом».

Преподобный Марк Подвижник.

Нравственно-подвижнические слова,

слово 1, гл.81.

«Сон ума сродни истинной смерти и есть её образ» Авва Исаак Сирин. Слова подвижнические, слово 75.

Иисус не принёс людям что-то до того ими совсем невиданное, абсолютно новое знание. Не нарушить закон, но исполнить пришёл Он (Мф.5:17). Многое из того, что говорил Иисус, было знакомо иудеям. Они слушали и обсуждали это в синагогах каждую субботу: «милости хочу, а не жертвы» (Ос.6:6), «всесожжений не благоволиши, жертва Богу дух сокрушен» (Пс.50:18-19), «люби Господа, Бога твоего всем сердцем твоим» (Втор.6:5), «люби ближнего твоего как самого себя» (Лев.19:18). Особенно много обращается Иисус к Ветхому Завету в изложении евангелиста Матфея.

Почему же Иисуса посчитали бунтовщиком и даже богохульником? Ведь даже именование Себя Сыном Божиим не было чем-то совершенно новым для иудеев (Втор.14:1; Пс.81:6; Ос.1:10). И совсем не означало хулы на Бога и Отца.

Почему? Да потому, что ко времени Иисуса иудейство стало развитой и изощрённой формой оккультно-магического восприятия Бога. Духовное же обращение к Нему почти совсем исчезло и забылось. Прошло время Давида и Соломона, Илии и Елисея, больших и малых пророков. Наступило время вырождения.

Духовные очи и горящие сердца никогда не были достоянием широких народных масс. Обладание ими – удел избранных.

Во времена земной жизни Христа иудеи не уклонялись к другим богам. «Просто» поклонение выродилось в почитание, а исполнение заповедей – в исполнение обрядов, ритуалов и дисциплинарных предписаний.

Теплохладные (Откр.3:15-16), правильные. Но не любящие.

Явившийся из Назарета с живым словом, Сам Живое Слово, подрывал, конечно, не веру в Бога. Его вольнодумство разрушало устои, правила и привычки начальников народа и книжников, саму основу их самодовольства и праведности. А значит и основу их власти.

Только что родившееся христианство повторило путь, а во многом разделило и судьбу, своего предшественника. Сначала – обнажённый нерв – люди, смеющиеся в лицо своим судьям и палачам, с радостью шедшие на крест и под меч, думающие лишь о встрече со своим Небесным Женихом.

Постепенно Учение обрело жёсткие формы скелета – канонические нормы и правила, до мельчайших деталей разработанные обряды и ритуалы, усыпляющие умы и сердца, вытесняющие харизму, живое слово, идущее от сердца личное обращение к Богу. Затем скелет оброс мясом, а, наконец, и жиром. Всё это становилось дородным и неповоротливым, тупым и самодовольным, ленивым телом.

Только разве это Христово тело?

Если бы сейчас явился новый Пророк (многие радуются, что он не должен явиться! Христос – последний пророк!), и бросил бы в лицо нынешним первосвященникам, начальникам народа и богословам те же слова, которыми Иисус обличал иудейскую элиту, его, без сомнений, ждала бы участь Христа. Не распяли бы, не побили камнями. Просто затравили бы, заклевали. Или, в нашу информационную эпоху, наглухо изолировали.

Можно образно представить себе удивление, недоумение и гнев Бога Отца: Я послал этим людям Саму Истину, и даже во плоти, чтобы им было ближе и понятнее, а они опять, в который уже раз, отшатнулись и надругались над Ней.

Снова обратились к своим игрушкам, детским затеям, сочинили стихи и песни, правила и распорядки, одели разноцветные блестящие одежды, пускают благовонный дым и зажигают яркий свет. Многословно восхваляют Меня и окружение Моё, благодарят и просят, по многу раз повторяя одно и то же.

Они считают, что это нравится Мне, что Я не устою перед славословием, почитанием и лестью. Они также полагают, что Я плохо соображаю и плохо слышу, и Мне нужно много раз напоминать о своих пустых и глупых желаниях.

Они просят о благополучии храма, священноначалия, своей страны и её армии, города, о хорошей погоде и урожае, избавлении от скорбей и нужд, о здоровье и мирной, тихой жизни (смотрите, например, Мирную, Сугубую и Просительную Ектинии на Вечерне, Утрени и Литургии, которые произносит священник или дьякон от лица всего народа на церковных богослужениях).

Но ведь к этим прошениям с радостью присоединился бы любой добропорядочный обыватель, любой «правильный» язычник. Все эти просьбы по-человечески можно и нужно понять. Но что здесь собственно христианского?

Этого ли ждёт от человека Бог? Чтобы люди жили тихо-мирно и безбедно, без особых скорбей и забот, были здоровы и плодовиты? А Он бы хранил их от непогоды, пожаров, землетрясений и прочих катаклизмов? Люди же будут, в свою очередь, благодарить и славить Бога, приносить Ему жертвы, строить храмы, совершать богослужения? Такая вот идиллическая картинка.

Что же тогда имел в виду Христос, вспоминая пророка Исаию: «хорошо пророчествовал о вас, лицемерах, Исаия, как написано: люди эти чтут Меня устами, сердце же их далеко отстоит от Меня, но тщетно чтут Меня, уча учениям, заповедям человеческим. Ибо вы, оставив заповедь Божию, держитесь предания человеческого» (Мк.7:6-8; Ис.29:13, ср. Мф.15:8)?

Что это за заповеди, преданные забвению иудеями, о которых говорит Иисус?

Обращаясь к фарисеям и книжникам (учителям и знатокам Писания), Он имеет в виду заповеди Моисеева закона (а не Свои, которые мы перечисляли в одной из предыдущих бесед), хорошо известные им. Именно заповеди, обращённые к внутреннему человеку, определяющие состояние души — мир, кротость, любовь, оставили и забыли те, кто должен других наставлять в них. Но зато добавили те правила и предписания, которых нет в Законе, ссылаясь на предания предшественников (старцев).

И опять. Не то же ли самое делаем и мы, христиане?

Сам Иисус, говоря с народом, делает заповеди Закона ещё яснее и глубже, ещё более духовными и бескомпромиссными. А потому ещё более неприемлемыми и для благочестивых еврейских обывателей и, тем более, для старейшин, облечённых властью хозяев жизни.

Чтобы убедиться в этом, достаточно перечесть главы о Нагорной проповеди у евангелиста Матфея (Мф.5-7) и у евангелиста Луки (Лк.6:20-49).

В Нагорной проповеди и в других местах Евангельских повествований Иисус заповедует любить, и не только взаимно, то есть любящих нас, но и врагов, ненавидящих, проклинающих и обижающих нас (Лк.6:27-28). Не осуждайте никого, прощайте обиды, раздавайте имущество ваше, не ожидая возмещения (Лк.6:37-38). Будьте кроткими и смиренными.

И ещё: кайтесь в грехах ваших. Всё это, если кратко, означает – отриньте ценности мiра с его стремлением к власти, славе, богатству, удобствам и развлечениям. Сделайте мiр чужым себе. А значит – станьте чужими для мiра, белой вороной, изгоем. Пожертвуйте всем, чтобы приобрести одно – Любовь Божию.

Крест и Любовь. В них всё христианство. Не богословские мудрования, не сложные и продолжительные ритуалы и обряды. Они лишь подобия Истины, плодами которых часто являются богопротивные тщеславие, самообольщение и самоуспокоение.

Богословие Христа просто.

Стремись к мирности (бесстрастию), приятию (любви) и помощи всем без разбора и оценок. Путём отрешения от суеты, попечений и заботы обо всём мiрском; путём отрешения и полного забвения «Я», которое всё время чего-то хочет, оценивает, унижает других, а себя возвышает, любит себя и любуется собой, обижается, злорадствует.

Наблюдай за этим «Я», изучи его и поймёшь, что в этом мiре у тебя нет большего врага (ни бесов, ни самого дьявола), кроме того, который есть Ты Сам. Победи его, безжалостно уничтожь и предай забвению. И не только спасёшься, чего желают все христиане, а станешь богоподобен, сделаешься чадом Божиим, то есть Его сыном или дочерью.

Эта мысль, которая вполне ясно звучит в евангельских словах Иисуса (Ин.10:34), является богохульством уже не только для иудеев, но и для многих христиан. Они признают Иисуса Сыном Божиим и Богом, но только Иисуса, которого уже нет с нами, который хотя и существует, но всё же в другом, чужом для большинства из нас мире.

А вас христиане захотят побить камнями. И на вопрос: за что хотите побить меня?- прозвучит знакомый ответ: за то, что ты, будучи человеком, делаешь себя Богом (Ин.10:32-33). А ведь, если не делать, то и христианство теряет смысл.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Решите пример: *